Конкурс глубокой аналитической журналистики
 

Просмотр статьи в номинации «Лучший журналист печатного СМИ: АПК»

Автор: Юдина Ольга Александровна

ДНЕПРОПЕТРОВСК – ГОРОД ХЛЕБНЫЙ? АРГУМЕНТЫ «ЗА» И «ПРОТИВ» РЕЗЕРВНОГО ФОНДА ЗЕРНА

Фермер: «У нас у цьому році не жнива. Ні. У нас жнивець! Повний жнивець»!


В Украине, особенно в южных её регионах, – неурожай зерновых. Согласно законодательству, в каждой области как раз на такие неурожайные годы должен быть свой региональный запас зерна. Последние десять лет его на Днепропетровщине не было. Была договоренность с зернотрейдерами - те временно оставляли на территории области зерно, власть отчитывалась перед Киевом, и зерно тут же вывозилось. В этом году ситуация изменилась. В мае на сессии облсовета было принято решение о внесении изменений в Программу формирования региональных ресурсов продовольственного зерна. Исполнителем программы стало КП «Региональный стабилизационный фонд», которому поручено сформировать региональный ресурс в объеме 119 тысяч тонн. И само решение, и методы его реализации вызвали неоднозначную реакцию. В этом материале я собрала все аргументы «за» и «против».

 

Позиция хлебопеков

Пекари жалуются: чтобы предприятие имело хоть какую-то прибыль, буханка хлеба должна стоить 5-6 гривен. Но государство на уступки не идет и цены на социальные сорта повышать не разрешает. Особенно страдает экономика хлебозаводов в неурожайные годы, когда дорожает мука. А закрома Родины (госрезерв) в таких ситуациях, как на грех, оказываются пустыми. Еще полгода назад - под завязку, а сейчас - ишь ты, ни зернышка!

Другой вариант – зерно есть, но по непонятным для внутреннего рынка ценам. Закупив в прошлом году зерно для Аграрного фонда, государство затем внесло изменения в ряд законов, потеряв на этом зерне НДС. Кто теперь возместит убытки – непонятно. А зерно по 2 с лишним тысячи гривен за тонну с каждым днем дорожает. Но если говорить о судьбе хлебопекарной отрасли в целом, то цена на муку для неё – лишь малая часть проблемы. Главные проблемы – цены на электроэнергию и газ, плюс налогообложение.

- Хлеб – это стратегический продукт, он должен быть под патронатом государства. А в Украине все «патронатство» заключается в том, что цену на хлеб зафиксировали, а наша отрасль платит за неё своими убытками, - говорит исполнительный директор Всеукраинской ассоциации пекарей Елена Жукова. – Во времена СССР нам на развитие предприятий шли дотации от государства. Сейчас же все хлебозаводы - частные, и они не развиваются, оборудование - еще от Союза.

Хлебопеки говорят, что если уж цены на хлеб фиксированные, то и господдержка должна быть фиксированной и реальной.

- Нам бы лучше помогли решить вопрос с теневой экономикой, - делится соображениями Жукова. - Во всех регионах существует множество мелких пекарен, которые работают на едином налоге, скрывают доходы и численность сотрудников. Вот они точно могут низкие цены на хлеб устанавливать, потому что затрат у них таких нет.

- Мы и раньше неоднократно обращались к власти с просьбой закупить зерно, ответа никогда не получали. Нас успокаивали: мол, на элеваторах лежит зерно по старым ценам. Но они не говорили, что зерно это – частное. Сегодня есть, а завтра - пусто, - жалуется председатель ЦК отраслевого профсоюза Анатолий Тельних. - А ведь хлебопеки не могут все сами тянуть. Поэтому создание регионального запаса – это основа для стабильной цены на муку и хлеб, для рентабельности производства.

 

 

Правительство

Нормативно-денежная оценка земли в этом году выросла на 75%, и аграриям придется дополнительно выложить за аренду около 4,5 млрд. гривен, что в сумме с убытками от непогоды (5,6 млрд. гривен) составит более 10 миллиардов дополнительных расходов. И пока руководство страны вслух мечтает о том, что в 2020 году Украина станет мировым лидером по экспорту зерна, селяне гадают, где взять деньги на покупку семян для следующего сева. В области снижение урожайности зерновых составляет около 20-30%. Это выталкивает производителя за границу доходности.

- У нас у цьому році не жнива. Ні. У нас жнивець! Повний жнивець! – горестно вздыхает фермер.

В Ассоциации фермеров высказывают осторожное предположение: то, что сегодня происходит в аграрном секторе, - одна из технологий развала сельского хозяйства. За ней неизбежно последует дерибан самого ценного богатства страны – черноземов. Фермеры предупреждают Кабмин, что если не дождутся поддержки, то в следующем году на урожай страна может не рассчитывать. Одни вообще откажутся от сева, другие сократят посевные площади, третьи обойдутся без удобрений и качественных семян.

Азаров ответил, что государство всегда готово подставит плечо фермеру, но где это плечо найти – не объяснил. Министр аграрной политики Присяжнюк заявил, что волноваться не стоит, на начало июля в Аграрном фонде - 2 млн. тонн зерна (помните, сколько оно стоит?), следовательно, квот и ограничений на экспорт не будет.

- Ограничений рынка зерна правительство не инициировало, - сказал он. - В отдельных регионах такое есть, но это, наверное, связано с заботой региона о своей стабильности. Мы, однако, обеспокоены. Существуют и случаи, когда зерно аграриев заставляют в регионах продавать за наличные и по низкой цене.

А цены медленно, но уверенно растут из-за активности спекулянтов-перекупщиков. Несколько лет назад правительство пообещало построить 5 оптовых рынков по всей стране, чтобы аграрии без посредников могли продавать свою продукцию. Не построило. А что же Госрезерв?

- Объем резерва не влияет на внутренние цены. Стабильность цен на продовольственном рынке определяет не количество запасов в Госрезерве, а ситуация с колебанием рыночной цены: если колебание зашкаливает, то Аграрный фонд и Госрезерв по заданию правительства выходят на рынок, чтобы это компенсировать, - говорит глава Госрезерва Лелюк.

Выйдет ли Госрезерв на рынок сегодня? Вопрос. Ответа на Днепропетровщине дожидаться не стали и принялись создавать свой резерв зерна. По районам были спущены телефонограммы, и сельхозпроизводителей вызвали в районные администрации для заключения договоров с КП «Стабилизационный фонд».

 

Большие и маленькие

Из 20-ти опрошенных мною фермеров ни один не нашел доброго слова об областном фонде.

- Мне сказали, что я должен 60 тонн продать по 1600 гривен за тонну. Для чего, спрашиваю. Для социального хлеба, отвечают, - говорит владелец фермерского хозяйства «Лада» Криничанского района Михаил Мариниченко. - Я говорю: мол, нет у меня столько. «А, так, значит, вы отказываетесь помочь?» - спрашивает у меня председатель. У меня всего 400 тонн: 200 нужно на семена, 60 тонн в месяц – на корм свиньям, их у меня 2 тысячи голов. У меня 600 га озимой пшеницы погибло. Я дешевле, чем за 2 тысячи, сейчас тонну не продаю.

Но уже через несколько дней он узнал и печальную для себя новость.

- Зерно сдать невозможно. Верховцево, Николаевка не принимают, потому что зернотрейдерам границы области закрыли. И чем я теперь должен свиней кормить? Чем я должен в Пенсионный фонд платить? – сокрушается Мариниченко.

В ЦК профсоюза работников пищевой и перерабатывающей промышленности говорят, что, мол, зерно столько и стоит, сколько предлагает за него областной фонд.

- Запомните: нигде в мире фермеры не кормили народ! У нас в области они сегодня из-за погодных условий собирают зерна на один «КамАЗ». Основа для производства зерна – крупнотоварные сельхозпредприятия, имеющие более 2 тысяч га. А фермеры только ждут дотаций, - говорит Анатолий Тельних.

Но задание сдать зерно получили все. А то, что цена уже не соответствует рыночной, подтверждают даже крупные сельхозпроизводители.

- Когда продавали 10 дней назад, цена была реальная, сегодня уже невыгодно. Но я 30 лет на этой работе и знаю - задача поставлена, надо выполнять! – говорит гендиректор агрофирмы «Славутич» Владимир Брацыло, сдавший в фонд 500 тонн зерна.

- Мы с пониманием отнеслись! – подтверждает директор фирмы «Мрия» Анатолий Пучка, сдавший 400 тонн. - Это не убытки, это упущенная выгода. Мы ж зерно выращиваем, чтобы людей кормить, верно? Но если хлеб все равно подорожает, и нам скажут, что задорого купили зерно, то больше не дам!

 

Позиция фермеров

Фермеры подчеркивают: сдача зерна в фонд организована «добровольно-принудительным» путем.

- Вот скажите, почему я должен сдавать дешевле? Почему Ахметов мне дешевый металл не дает на строительство? Может, потому что ему выгода от бизнеса нужна? – спрашивает Михаил Мариниченко.

- В 80-90-х нас финансировали, был госзаказ, нам давали деньги наперед. Половину – деньгами, половину – дизтопливом. Потом приехал, сдал 50 тонн - и все довольны. А сейчас с нас дерут три шкуры, - говорит владелец фермерского хозяйства «Янтарь» Солонянского района Сергей Яловенко. - Запас есть, и народ без хлеба не остался бы. Только его сплавят за бугор - и дело с концом. Знаете цену нашего зерна за границей? 312-315 долларов за тонну! А почему мы за 1600 гривен должны продавать?

- Да, цена маленькая! Но мне мать говорит: а вдруг хлеб подорожает? Вот я повез 8 тонн! Сколько смог, больше нет! – говорит хозяин фирмы «Мрия» Солонянского района Сергей Дмитренко.

- Государство должно заботиться о нас, тогда мы готовы все отдать. А когда нас ставят на колени – это неправильно! – убежден фермер из Софиевского района Игорь Пахомов. - Пекарям это особо не поможет. Чтобы всем было хорошо, нужно начинать плясать от печки - дать нам дешевые семена, удобрения, ГСМ. Экономически все просчитать! А потом уже забирать.

- Знаете, я понимаю, что ситуация сложная, вчера вот погрузил и повез сдавать 10 тонн. Но я не понимаю, почему пшеница второго сорта стоит 1,7 тысячи, а ячмень фуражный – 1,9 тысячи. Где справедливость? – возмущается владелец фермерского хозяйства «Алекс» Александр Цыбулька. - Мы выращиваем хлеб, мы продаем его на элеваторы, они частные, вот и дайте им задание. А то сдерживают цены за счет селян, дойных коров из нас делают.

- Представьте, что вам сегодня начальство сказало, что зарплату будет давать на тысячу меньше, потому что эта тысяча кому-то другому понадобилась. Вы бы как реагировали? Молодежь в город уезжает, не хочет за такие деньги работать, – говорит председатель Ассоциации фермеров Солонянского района Игорь Снитько. - Раньше, чтобы государству зерно сдать, мы в очередь становились. Это было выгодно. А сейчас никто не верит чиновникам. Вот мы сдадим зерно, а оно за рубеж уйдет по 330 долларов?

Игорь рассказывает: два года подряд фермеры ездят в Киев, дают свои предложения по законопроектам.

- Государство вместе с трейдерами сидит и решает, почем будет зерно. А нас даже за стол не пускают. Я не верю в эти аграрные фонды. Может же государство буханку от НДС освободить, вот хлеб и будет на 20% дешевле. Или вот еще: для трактора и комбайна нужно 5 тонн дизтоплива, но в его цене заложен транспортный сбор, а комбайн по асфальту не ездит! Почему государство об этом не подумало и не решило эту проблему?

- Зерно в области производят 4 тысячи фермерских хозяйств, а население составляет 3 миллиона. Может, это эгоизм, но я думаю не о трех миллионах, а о четырех тысячах, на которых государство взвалило всю социальную нагрузку, - подытоживает глава областной Ассоциации фермеров Иван Ярмолюк. - Скажите, кого государству легче поддержать - 3 миллиона или 4 тысячи? Тем более в этом году, когда такой неурожай. Где дешевые долгосрочные кредиты? Где хранилища государственные? Где вменяемая цена на землю? А в Финляндии, например, у фермеров покупают пшеницу по 700 долларов за тонну. Хлеб за три года подорожал в 2-3 раза, а на зерно цена не меняется. У кого разница? Кто заработал на фермере - производитель муки, пекарь или продавец? Хотите стабильности - дотируйте пекарям цены, это будет логично. А то, что происходит сегодня – это алогично.

 

Скандал или беспредел?

Совсем уж кощунственно выглядят сообщения о том, что в некоторых районах от фермеров требуют сдать зерно, хотя сажали они картошку или кукурузу. В итоге Вермеры идут на… рынок, покупают зерно и сдают его в фонд! Правда, говорить об этом не хотят - или стесняются, или боятся. Вслух о ситуации заявил пока только один Александр Сичок - владелец фермерского хозяйства «Нива» в Никопольском районе. По его словам, руководство района довело до всех фермеров план - 55 кг с гектара, и не важно, что у тебя там растет.

- У меня пшеницы нет в этом году, но у меня 100 га земли. Вот и пришлось покупать за свои деньги 5,5 тонны пшеницы и сдавать в фонд, - грустно признается Александр.

Само собой, пришлось нести убытки. Причем ничем не мотивированные. 

 

Экспертиза

У аналитиков службы бизнес-проектов «АПК-Информ» свой взгляд на ситуацию с созданием фонда зерна.

- У вашей области есть коммунальный элеватор? Нет. Как нет муниципального хлебозавода и мельницы. Значит, существуют два варианта: либо власть опустит частников до неконкурентной цены, либо кто-то деньги на своих частных предприятиях заработает, - говорит эксперт Родион Рыбчинский. - Я не думаю, что это коррупция, скорее – популизм и некомпетентность. В стране есть огромный переходной запас пшеницы – 7 миллионов тонн, на хлеб нужно 4-5 миллионов. А хлеб больше чем на 1% дорожать в месяц не сможет. 12 копеек на буханке – это много? В сравнении с 200-процентным подорожанием цены на газ это и не повышение вовсе.

По мнению Рыбчинского, власть должна отдавать себе отчет в том, что стоимость хлеба складывается не только из цены на муку.

- Доля муки в себестоимости хлеба – 40%. Всё остальное – это зарплата, налоги, амортизация, электричество, газ. Мы видим игрища вокруг дешевого социального хлеба: дайте мне дешевую муку - и я сделаю дешевый хлеб! А что с этого крестьянину? Власть озаботилась фондом тогда, когда урожай пропал! А почему же они раньше об этом не думали? Покупать дешевое зерно нужно тогда, когда его много. Или договариваться с крестьянами - вот вам деньги наперед, потом пшеницу отдадите!

По мнению аналитиков, проблема социального хлеба высосана из пальца ради перманентных выборов.

- Вот в США самая развитая экономика, но у них уже 40 лет есть социальные талоны на продукты для малоимущих. А у нас социальный хлеб покупают и бабушка, и бизнесмен. А в США ценами поддерживают своих фермеров, - говорит Рыбчинский, - Но если нашим людям будут давать оплаченный государством талон, то не получится пиара для власти, верно?

 

В областном совете, как и стоило предположить, паники фермеров не разделяют.

- Да, все хотят получать большую прибыль, в этом смысл бизнеса, в том числе и в сельском хозяйстве. Но я что-то до сих пор не слышал о том, чтобы фермерские хозяйства отказывались от земли, сворачивали производство. Значит, прибыль есть, а больше она или меньше – зависит от года, от умений, от конъюнктуры рынка. В рамках области невозможно решать для фермеров вопросы государственного уровня – по ГСМ, по налогам, по кредитам, это не наша зона полномочий. И сегодня, когда выбор невелик – взять под ценовую защиту 3 миллиона жителей области или несколько тысяч фермеров, - мы выбираем три миллиона, - говорит курирующий от имени облсовета работу областного резервного фонда зерна, зампред облсовета Вадим Нестеренко, -  К тому же, наши закупочные цены взяты не с потолка. Во-первых, именно такая цена обеспечит стабильные цены на хлеб. Во-вторых, цена определена на тендерной процедуре, и она полностью соответствовала рыночным ценам на момент тендера. Мы – коммунальное предприятие, оперируем деньгами, приравненными к бюджетным, и скакать в разные стороны за сиюсекундной ценовой конъюнктурой не можем. 

Кто бы сомневался.

И о деньгах…

Шок у горожан вызвал тот факт, что для закупки зерна в фонд областное КП берет банковский кредит в размере 170 миллионов гривен. В залог под кредит отдадут областную коммунальную собственность. Готов список из 50 объектов, среди которых - театр оперы и балета, больница им. Мечникова и прочее.

- А если кредит вернуть не удастся? – задаются вопросом горожане.

В области успокаивают: проблемы нет, вся экономика программы просчитана, кредит обязательно вернут.

Хотя, по большому счету, дело не в кредите. Просто на примере областного резервного фонда зерна стало очень хорошо видно и понятно: у нашего государства нет совершенно никаких обязательств перед собственным сельхозпроизводителем. Власть ведет себя с фермерами, как неразумное дитя - с щенками: бросили в воду, выплывешь – хорошо, не выплывешь – твои проблемы.

Хотя нет, аграрная политика в Украине более чем логична, она направлена на окончательное разорение села и фермерства, землю освобождают от людей, чтобы выгодно продать её, заработав на рынке черноземов 300-400 миллиардов долларов. А хлеб? Глава Аграрного фонда и заместитель аграрного министра уже признались: до выборов буханка не подорожает, а после выборов…

 

 

 
      

Партнер Конкурса

 

  Партнер Конкурса   Партнер Конкурса  

 

© 2005–2013 PRESSзвание. Днепропетровск
Копирование материалов разрешается только
со ссылкой на источник